Публикации

… ВНОВЬ Я ПОСЕТИЛ



От бульварного к Садовому кольцу, что окружает центр Москвы, расположились улочки со звучными старинными названьями. И среди прочих Сретенка. На ней так много переулков, будто идет чередование: дом – переулок - дом…. Лишь перед перекрестком с правой стороны, как повод к удивленью, внезапно возникает сквер, и открывается прекрасный вид на историческое здание странноприимного дома. Архитектурный памятник стоит не в должном окружении. Сзади высится уродливый параллелепипед, современный корпус больницы скорой помощи с огромными буквами на крыше – Институт им. Склифосовского.

Домики на Сретенке, в два, три, редко - в четыре этажа, любовно восстановлены, как память о купеческой Москве. Здесь предполагали сделать пешеходный заповедник, но спохватились, что лишиться транспортной артерии – непозволительная роскошь. И без того по городу нельзя проехать, скоро станет….

Панкратьевский переулок, что сегодня огибает сквер, прежде прятался за невысокими домишками, не представлявшими особой ценностями. Банально старыми, достаточно невзрачными. Только на углу с Колхозной площадью стоял красивый дом, с колоннами, витринными окнами. В нем был универмаг. И стоять бы домику ещё немало лет. Но у здания обрушилась стена, причем - в самый неподходящий момент. Хоть вряд ли какой-то момент подходящий, чтобы рушилось то, что создавалось на века. Но если уж пошло….

Давно, больше полувека назад, в коммунистической Москве решились сделать фестиваль молодежи и студентов. Для тех времен – невероятное событие. Гости приезжали отовсюду. Было очень необычно для непривычных москвичей. Сбегались посмотреть на иностранцев, как будто инопланетяне прилетели.

Начинался фестиваль с торжественного шествия всех участников. С разноцветными флагами, с песнями на разных языках, порой – и с танцами…. Шли сначала по Садовому кольцу, потом сворачивали на проспект Мира - финишный этап к Сельскохозяйственной выставке, где предстояло основное торжество.

Милиции по ходу следования было предостаточно. Толпы любопытных, охваченные стадной эйфорией, рвались хотя бы посмотреть. Их сдерживал щит милицейских кордонов.

«Молодость планеты» подходила к Сретенке, здесь предстояло повернуть с Садового кольца. Перед «Склифосовским» был заслон из грузовиков, чтоб сдерживать пронырливых зевак. Особо прытким удалось забраться на машины, и, хоть издалека, но наблюдать незабываемое зрелище. Вдруг кто-то из толпы увидел кучку зрителей на крыше углового магазина: прекрасная позиция, всё видно. Энтузиасты бросились в Панкратьевский, проскочили в нужный двор, штурмовали пожарную лестницу.

Красочное шествие переливалось в проспект Мира, из репродукторов неслись приветствия, звучали оркестры…. На крыше углового дома народ все прибывал ….

Стена универмага рухнула.

Кто-то делал фотографии, примчались «скорые» (благо – институт под боком)…. Не так уж много было пострадавших. Ушибы, переломы, разбитые головы…. Дом-то невысокий, двухэтажный. Срочно убрали автобус с проломленной крышей - корреспондент не успел завершить репортаж…. Легкий ветер рассеял кирпичную пыль, и те участники парада, что двигались в конце колонны, почти не замечали здание с неаккуратно срезанным, разрушенным углом.

Универмаг, когда закрыли фестиваль, пытались залатать. Нужных средств на реконструкцию не отыскали, отремонтировали наспех, кое-как. Вид теперь он имел неприглядный, какое-то время ещё проработал, да и закрыли. Года три простоял этот пустующий объект. Потом снесли. Ещё лет через десять - весь неисторический квартал. Разбили сквер – весьма сомнительный оазис на некогда Садовом кольце.

В Панкратьевском давно нет дома 7/8 со странным скособоченным крыльцом…. Где было мое детство…. Но…, я вхожу во двор, поднимаюсь на второй этаж, иду к квартире двадцать семь…. Маршрутом памяти.

***

Сюда приходят замечательные взрослые – мамины друзья. Валя Станиславлева, Витя Маевский, Катя Любушкина….

Заходит Милька Аркинд с красавицей-женою Норой Футорян…. Он учился с мамой в ИФЛИ, теперь литературный критик и обозреватель, известный как Владимир Кардин.

Иногда весь вечер не смолкает музыка – Алексей и Марина Кандинские, сменяя друг друга, играют на фортепьяно…. Их квартира на Полянке увешана прекрасными полотнами, ведь предок Алексея – знаменитый художник. Алексей – музыкант, профессор, они с Мариной преподают в консерватории.

Наташа Луцкая и Юра Коган…. Передо мною фотография – школьный выпуск, тридцать девятый год. Мама и Наташа - одноклассницы, им по восемнадцать. Наташа смотрит в кадр: открытый взгляд, губы тронуты улыбкой, чуть вьющиеся волосы, прямой пробор…. Тургеневская, романтическая девушка.

***

Мы заезжали на Сиреневый бульвар к Наталье Павловне в конце восьмидесятых. Она уезжала в Америку. Глаза смотрели так же просветленно и открыто. Будто не выпало ей тяжких испытаний. Была приветлива, внимательна, как и всегда. Расспрашивала, как мы живы, не надо ли помочь…. Будто не передвигалась теперь в инвалидной коляске…. Будто не случилось в жизни обстоятельств, когда беда не приходит одна.

***

Наташа Луцкая росла в интеллигентной хорошей семье, с традициями. С начальных классов она знала: после школы - в медицинский институт. Училась она прекрасно.

В институте повстречалась с Юрой Коганом. Очень умным, темпераментным, ярким. Педагоги неизменно ставили его в пример другим студентам.

Романтическая девушка, постигающая науки, словно пытливый ученый…. Одаренный юноша с волшебными руками, что показала практика по хирургии…. Возникший интерес очень быстро перерос в любовь.

Наташа рассказала дома, представила Когана близким. С огромной радостью узнала, что выбор её одобряют. Вскоре они поженились. Родился сын.

Наталья Павловна определилась, как патологоанатом; исследовала, отчего приходит смерть, настигает маленьких детей, пораженных ревматизмом. Юрий Львович стал известным хирургом, он оперировал самых тяжелых больных, возвращая к жизни. Издавали научные труды, защитили докторские диссертации, стали профессорами. Сын вырос и пошел по их стопам – был врачом, кандидатом медицинских наук. Все, казалось, было хорошо.

Сын эмигрировал в Америку - волен выбирать, где хочет жить. Он ехал не один – жена и маленькие дети. Внуки быстро станут американцами, Наталья Павловна и Юрий Львович будут навещать. Все будет хорошо.

Только вдруг Юра сказал, что уходит. Что он Наташу любит, как и любил, но лишь недавно узнал настоящую любовь. В их отношеньях - все было искренне, хорошая и правильная жизнь. Но недавно он понял, что когда-то его «взяли в дом». Сейчас совсем другое чувство…, Наташа добрая, и самый лучший друг, она поймет….

Наташа поняла…. Расстались друзьями, вскоре Юрий Львович женился.

Внезапный, странный поворот…. Но у Натальи Павловны осталась интересная работа. Похоже, что работы стало больше: ведь и дома можно думать о науке…. Сосредоточено, не отвлекаясь.

Тогда, до автомобильного бума, не было на улицах столько машин, да и ездили водители спокойней. Тем более в Измайлово. Все же друзья говорили Наталье Павловне, чтоб была осторожней – чересчур бесстрашно и решительно переходила она через дорогу.

- Да, что вы, объедут, - была уверена она, - я же днем хожу, не вечерами.

Автобус, вроде бы, объехал, но то ли занесло, или водитель не доглядел…. Светлым зимним днем, недалеко от дома, автобус сбил Наталью Павловну, переехал ноги задними колесами.

Юрий Львович постоянно был в больнице, лучшие травматологи пытались что-то сделать. Но стопы пострадали так, что пришлось ампутировать.

Наташа научилась ходить на протезах. Кто бы знал, какой ценой…. Вышла на работу, её возили на машине туда и обратно. Но, видимо, злой рок….

Первый раз она упала на крыльце института, когда начала спускаться, не дожидаясь помощи шофера.

Второй – как только сняли гипс. Она стала пробовать ходить, передвигалась по квартире, и запуталась ногой в пятиметровом телефонном шнуре….

***

Мы были у Натальи Павловны перед отъездом. Не было в ней никакого надлома, ни умудренности, а была удивительная, спокойная простота, что редко кому дается. И слова, что «хочет умереть на родных руках», не говорили о близкой кончине….

Она сказала так о счастье – скоро будет рядом с близкими, родными…. В ком жизнь её продолжилась, и будет продолжаться, когда её не станет….



Назад в раздел